Всего Недель до отдания Пасхи — шесть, а до Пятидесятницы – семь: 1-я Неделя — Пасхальная, 2-я — Фомина, 3-я — святых жен-мироносиц, 4-я — о расслабленном, 5-я — о самаряныне, 6-я — о слепом, 7-я — святых отцев Первого Вселенского Собора. По своим воспоминаниям эти Недели (воскресенья) и седмицы относятся к Божественному прославлению Воскресшего Христа, вознесшегося на небеса и ниспославшего Святого Духа Своим апостолам и ученикам. Третья Неделя по Пасхе носит название Недели святых жен-мироносиц. Святая Церковь в своем богослужении в 3-ю Неделю по Пасхе побуждает нас перенестись мысленно от Голгофы ко гробу Христову и Его славному Воскресению, весть о котором удостоились воспринять первыми жены-мироносицы. В богослужении этой Недели из всех близких ко Христу учеников особенно трогательными чертами описывается великий подвиг преданности и любви к своему Учителю и Господу святых жен-мироносиц: «Почто мира с милостивными слезами, о, ученицы, растворяете?» Пример жен-мироносиц показывает, как много тепла, сострадания и любви Господь вложил в душу женщины, которая, благодаря этому, способна на великие дела любви и самопожертвования, если она будет жить во Христе и со Христом, как заповедует апостол, «в неистлении кроткаго и молчаливаго духа» (1 Петр. 5, 4).

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(Дея. 6, 1-7; Мк. 15, 43-16, 8). Неутомимые жены! Сна не давали очам и веждам дремания, пока не обрели Возлюбленного! А мужи будто упираются ногами: идут на гроб, видят его пустым, и остаются в недоумении что бы это значило, потому что Самого не видали. Но значит ли это, что у них меньше было любви, чем у жен? Нет, тут была любовь рассуждающая, боящаяся ошибки по причине высокой цены любви и предмета ее. Когда и они увидели и осязали, тогда каждый из них не языком, подобно Фоме, а сердцем исповедал: "Господь мой и Бог мой", и уже ничто не могло разлучить их с Господом. Мироносицы и апостолы - образ двух сторон нашей жизни: чувства и рассуждения. Без чувства жизнь не жизнь; без рассуждения - жизнь слепа, много истрачивается, а мало плода здравого дает. Надо сочетать то и другое. Чувство пусть идет вперед и возбуждает; рассуждение же пусть определяет время, место, способ, вообще бытовой строй того, что делать намекает сердце. Внутри сердце идет вперед, а на практике - рассуждение. Когда же чувства станут обученными в рассуждении добра и зла, тогда, может быть, можно будет положиться и на одно сердце; как из живого дерева сами собою идут отростки, цветы и плоды, так и из сердца начинает тогда возникать только добро, разумно влагающееся в течение жизни нашей.